Единство миров: физического и тонкого.

Get Adobe Flash player

Кадыр Маликов: Политика двойных стандартов

неизбежно приводит к протестным акциям

(11/03/14 10:10, Бишкек – ИА «24.kg», Асель ОТОРБАЕВА)

Кадыр Маликов - известный эксперт-теолог, активно вступающий в дискуссии для того, чтобы дать разъяснения, например, в такой деликатной сфере, как религиозная. После того, как на Совете обороны обсуждался вопрос о религиозной ситуации в Кыргызстане, в обществе началась активная полемика. Основной спор возник вокруг вопроса, должно ли государство вмешиваться в дела верующих. Кадыр Маликов считает, что жаркие дискуссии возникнут чуть позже и по другому поводу. Сегодня он ответил на вопросы ИА «24.kg».

- Какие сейчас, на ваш взгляд, существуют риски и вызовы для Кыргызстана?

- Глобальный кризис экономики кроется не только в несправедливом распределении ресурсов, но и в самой сегодняшней системе политического мирового порядка, который ведет к социальным, экономическим, политическим, ценностным изменениям во всех государствах мира. Изменяется отношение к понятию власти, демократии, свободы и прав. Где-то это приводит к протестным акциям, а где-то к переворотам, революциям, межнациональным распрям, конфликтам. Конечно же, все это происходит не без внешнего участия геополитических игроков. Все это мы ранее наблюдали в Кыргызстане или Грузии, например. Сейчас на примере Украины.

И каждый раз открываются истинная сущность внешней политики двойных стандартов Запада, коррумпированность семейно-кланового правления, сращивание криминала и власти... А на волнах происходящих революций или переворотов к власти чаще всего приходят, по сути, те же персоны.

Подобные процессы неизбежно ведут население к протестным настроениям, пробуждению. Будет ли это «центральноазиатская весна» или что-то другое, покажет время. Но риски дестабилизации в любой из стран нашего региона, как на Украине, есть. В том числе возрастает риск для Кыргызстана, особенно на пороге вступления в Таможенный союз и закрытия военной составляющей базы «Манас».

Нельзя не учитывать и процессы на Ближнем и Среднем Востоке, особенно участие наших граждан в конфликтах в Сирии, или активизацию радикальных групп в Афганистане, ориентированных на ЦА.

Помимо национального или регионального фактора есть и риск использования для дестабилизации религиозной составляющей. Вот здесь важно предугадать и снизить конфликтные точки, одна из которых - это определение границ светскости и религиозности. Найти баланс между светскими ценностями и религиозными в одном государстве, общие правила «игры».

- Исходя из сказанного вами, какие процессы сейчас идут в духовной сфере Кыргызстана?

- С каждым годом духовные/религиозные ценности начинают все больше играть роль внутри общества в Кыргызстане. Они как регулятор поведения граждан, где-то даже уже выступают в роли идейной системы. С другой стороны, мы видим быстрое падение авторитета светских законов среди населения, так как законы воспринимаются простыми людьми всего лишь как инструмент борьбы за власть или ее удержание.

В целом наблюдаются тенденции деградации политических систем и моделей светскости во всем регионе не по причине влияния религии, а по причине внутренних противоречий системы, коррупции. И если говорить об основных механизмах политической системы, то кризис светской системы власти также связан в первую очередь с человеческим фактором. Духовный и нравственный кризис сегодняшних олигархических групп во власти в комбинации с коррумпированной системой привел к замкнутому кругу.

Выход возможен только при смене политической элиты и закладке новых механизмов и модели государственности, исходя из национальных, исторических и культурных особенностей республики.

- У вас есть свой рецепт, как с наименьшими потерями решить эту проблему?

- По сути, сейчас мы можем наблюдать отдельные попытки верующих интеллектуалов Центральной Азии и России поиска идейных, социальных и даже политических ответов в исламе как некой альтернативы нелиберальным ценностям. В этой связи обсуждение вопросов о месте и роли ислама в ЦА, взаимосопоставления ислама и демократии, поиска путей гармоничного сосуществования религиозных ценностей и светских считаю весьма важным.

- Вы ставите под сомнение светскую модель развития нашей страны?

- Нет, не ставлю. Основной вопрос заключается в самой трактовке «светское государство» и исходящего из этого восприятия термина «демократия», «права человека». В том смысле, что для большой части людей демократия и светскость воспринимаются не как форма политического устройства и инструмент государственно-конфессионального регулирования, но как своего рода идеология, часто противопоставляемая в первую очередь религии.

Давайте признаем, что в странах Центральной Азии у чиновников в головах сохраняется еще советская система, которая подразумевает противопоставление светской системе религиозной системы ценностей, что постепенно ведет к неизбежному идеологическому конфликту. Особенно между исламом и светской системой в лице правящих политических групп, которые используют все ветви власти (законодательную, исполнительную) в противодействии росту ислама.

И как результат создается искусственная ситуация, когда государство противопоставляет себе процесс возрождения ислама, видит в нем угрозу. А на самом деле с исламским возрождением руками государства и от его имени борются правящие политические светские элиты. Поэтому жаркие дискуссии о модели светскости у нас все еще впереди. Самое главное - надо избегать крайностей, находить приемлемые точки соприкосновения.

- Вы считаете, что государство не должно осуществлять регулирование религиозной сферы?

- Государство должно выступать в роли нейтрального арбитра между религиозными организациями, при этом, исходя из национальных интересов, культурно-религиозных особенностей, ориентировать свою политику в русле непротиворечия традиционным духовным и религиозным ценностям населения КР. То есть, выступая в роли арбитра, государство проводит политику постоянного диалога, разрабатывает и совершенствует при участии представителей религиозных конфессий кодекс поведения (правила и формы кооперации) как между религиозными организациями, так и государственными органами власти.

При этом государство может проводить политику кооперации с конфессиями в привлечении ценностной системы религий в решении социальных задач, обеспечении межконфессионального мира, духовно-нравственном развитии общества и воспитании новых поколений. И, наверное, самое важное, что государство должно отказаться от радикальной формы секуляризма как средства ведения политики навязывания иных идейных установок, противоречащих традиционным духовным и религиозным ценностям большинства граждан республики.

- А государство может вмешиваться в дела конфессий?

- Государственные органы не имеют права вмешиваться в осуществление обрядово-религиозной деятельности религиозных организаций, образовательный религиозный процесс, кадровую политику. Но если появляются угрозы, то да. Например, государство проводит политику с целью обеспечения духовной и информационной безопасности и осуществляет контроль за содержанием религиозного образования, религиозной проповеди в СМИ на предмет наличия экстремистских или деструктивных идей. То есть оно оставляет за собой право регулирования межконфессиональных отношений и даже вмешательства в деятельность религиозных организаций при возникновении угрозы общественной и государственной безопасности страны.